Показано 1–50 из 201 результатов

  • Вечер у Клэр

    В книгу произведений известного русского писателя Гайто (Георгия Ивановича) Газданова, проведшего большую часть жизни на чужбине, включены его лучший роман «Вечер у Клэр» (1929), отмеченный печатью автобиографичности, и роман «Возвращение Будды» (1948) с его почти детективной интригой вокруг убийства нищего русского эмигранта и исчезновения золотой статуэтки Будды.

    33 26
  • Чемодан

    Сергей Довлатов – один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. “Заповедник”, “Зона”, “Иностранка”, “Наши”, “Чемодан” – эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. “Отморозил пальцы ног и уши головы”, “выпил накануне – ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами”, “алкоголизм излечим – пьянство – нет” – шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

    37 30
  • Филиал (нов/обл.)

    Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим, пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

    37 30
  • Соло на ундервуде. Соло на IBM (нов/обл.)

    Художественная мысль Сергея Довлатова при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих. В России Довлатов — один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки.

    «Соло на ундервуде» и «Соло на IBM» — основа основ довлатовского творчества. Собрание смешных и грустных фраз, ситуаций, образов, в разное время увиденных, услышанных, отмеченных писателем. Читая эту книгу, вы входите в мастерскую Довлатова. И этим, возможно, она ценней иных, самых известных его произведений.

    37 30
  • Ремесло (нов/обл.)

    Проза Довлатова «действенна и растворима без осадка, как баночный кофе. Он доступен, как масскульт, каковым и является, каким были театр Шекспира, музыка Моцарта, романы Дюма, рассказы О. Генри… Наименее дидактичный русский писатель нашего времени… оказался в ряду властителей дум» (П. Вайль). В настоящий том вошли произведения С. Довлатова «Зона», «Заповедник», «Ремесло», «Записные книжки», «Иностранка».

    37 30
  • Наши

    Двенадцать глав “Наших” создавались Довлатовым в начале 1980-х годов как самостоятельные рассказы. Герои – реальные люди, отсюда и один из вариантов названия будущей книги – “Семейный альбом”, книги, в которой звучит “негромкая музыка здравого смысла” (И. Бродский), помогающая нам сохранять достоинство в самых невероятных жизненных ситуациях.

    37 30
  • Компромисс

    Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца ХХ — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

    37 30
  • Иностранка

    Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца ХХ — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

    37 30
  • Зона

    Сергей Довлатов – один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. Удивительно смешная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и роднит писателя с такими мастерами трагикомической прозы, как А. Чехов, Тэффи, А. Аверченко, М. Зощенко.Довлатовская «Зона» — это четырнадцать эпизодов из жизни зеков и их надзирателей, истории сосуществования людей за колючей проволокой, рассказанные просто и с отрезвляющим юмором, за которым совершенно ясно можно расслышать: «Ад — это мы сами».

    37 30
  • Заповедник

    Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX века — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. “Заповедник”, “Зона”, “Иностранка”, “Наши”, “Чемодан” — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. “Отморозил пальцы ног и уши головы”, “выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами”, “алкоголизм излечим — пьянство — нет” — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

    37 30
  • Жизнь коротка (нов/обл.)

    Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца ХХ — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.

    37 30
  • Блеск и нищета русской литературы (нов/обл.)

    В сборнике «Блеск и нищета русской литературы» впервые достаточно полно представлена филологическая проза Сергея Довлатова. Он писал о Пушкине и Толстом, В. Уфлянде и А. Синявском, Кафке и Хемингуэе (как «русских» и личных авторах).
    Рецензии Довлатова, журнальная поденщина, превращаются то в литературные портреты, то в очерки литературных нравов и смыкаются с такой же «литературой о литературе», как «Невидимая книга» или «Соло на ундервуде».
    Филологическая проза Довлатова отличается не объективностью, а личным тоном, язвительностью, юмором — теми же свойствами, которые характерны для его «обычной»
    прозы.
    Тексты С. Довлатова впервые сопровождены реальным комментарием профессора, д. ф. н. И. Н. Сухих. Он же автор вступительной статьи к книге.

    37 30
  • Суер-Выер

    «Суер-Выер» — последняя книга Юрия Коваля, последняя и посмертная.
    Это роман особый, роман-игра. Правила этой игры простые. Вот корабль, вот море и острова. Надо плыть по этому морю и открывать эти самые острова. Заносить открытые острова в кадастр и плыть дальше. А в свободное от открывания островов время заниматься обычными судовыми делами: пришивать пуговицы, развязывать морские узлы, косить траву вокруг бизань-мачты, варить моллюсков… Победитель в этой игре тот, кто первым доберется до Острова Истины. И в награду ему, естественно, достается Истина. Желаете быть участником? Тогда пожалуйте на борт.

    37 30
  • Самая лёгкая лодка в мире

    Повести и рассказы, вошедшие в эту книгу, — золото нашей литературы, её золотой запас. Радость и лёгкость, весёлость и открытость прозы Юрия Коваля, её доходчивость до сердца читателя делают эту прозу не просто прозой, а незаменимым лекарством от самых страшных болезней, что как тень преследуют человека, — уныния, чёрствости, глухоты сердечной, душевной скудости. Читать Коваля весело. А там, где весело, обитает радость.

    42 34
  • Колымские рассказы (нов/обл.)

    Эта книга знакомит читателей с наследием выдающегося русского писателя Варлама Шаламова. Произведения, вошедшие в сборник, дают полное представление о различных этапах его творчества. Здесь публикуется цикл «Колымских рассказов», а также рассказы из сборников «Левый берег», «Артист лопаты», «Очерки преступного мира», «Воскрешение лиственницы» и «Перчатка, или КР-2».

    31 25
  • Собрание сочинений. (Библиотека РАН)

    В истории мировой культуры XX века особое место занимает Владимир Владимирович Набоков (1899—1977) — видный писатель русской эмиграции первой волны, один из наиболее культовых американских писателей XX века, знаменитый литературовед и известный энтомолог.
    «Верь: вернутся на родине все…» — этой строкой начинается одно из стихотворений Набокова 1923 года, но книг своих, выпущенных в России, писатель дождаться не смог — чуть больше десяти лет не хватило ему для этого. Первые издания его произведений на родине, которую он покинул в 20-летнем возрасте, но не забывал о ней никогда, появились только в 1988—1989 годах.
    Настоящее Собрание сочинений впервые в истории изданий В. Набокова последовательно, книга за книгой, предоставляет возможность прочитать его художественные произведения «русского» периода в порядке их выхода — от первого юношеского сборника стихов 1916 года до «Дара», одного из самых известных романов XX века, 70-летие с начала первой публикации которого отмечается в 2007 году.
    Тексты произведений печатаются по «Собранию сочинений русского периода» Набокова в 5-ти томах (СПб., 1999).
    Завершается том Краткой летописью жизни и творчества В. В. Набокова (с учетом содержания настоящего издания, в ней прежде всего отражено творчество Набокова «русского» периода) и Алфавитным указателем его произведений.

    189 151
  • Доктор Живаго

    Жизнь Бориса Леонидовича Пастернака совпала с эпохальными событиями XX века – от Первой мировой войны и до хрущёвской “оттепели”. В короткий период надежд на свободу слова (вторая половина 50-х годов) Пастернак закончил свой роман ДОКТОР ЖИВАГО. Он выполнил поставленную перед собой задачу – передать “поступь истории” и показать жизнь человека, который и в самых тяжелых жизненных ситуациях не утрачивает глубинного стремления к добру, красоте, справедливости.

    182 146
  • 30.11.-0001

    Это не просто книга, это дневник школьницы, девушки-подростка, молодой женщины. Мир глазами подростка выглядит совершенно иначе, чем видят его взрослые люди. В этом возрасте кроются корни многих женских проблем. Все имеет судьбоносное значение: развод родителей, трудности в учебе, первые влюбленности и настоящая любовь, новая школа, предательство лучшей подруги, измена пария, борьба с застенчивостью и детскими комплексами … Героиня переехала в Москву из провинции … Она создала развернутую сеть Общества добрых дел, которое раскинуло свои филиалы по многим странам и континентам … Какой путь выбрала она и правильный ли он? Возможно, вы вспомните себя в юности. С помощью этой книги можно лучше узнать своих детей, что их заботит, чего они боятся, что для них самое важное. Эта книга окунет вас в волшебный мир юности, в котором мы все когда-то жили.

    24 19
  • Магнолия. 12 дней: роман. Тосс А.

    Бостон 2010-х и Москва 1980-х. Взрослый, основательный, вдумчивый мужчина и легкомысленный, ветреный, жадно впитывающий жизнь юноша. Что их может связывать? Оказывается многое! А различие характеров, мыслей, образа жизни является, как ни парадоксально, связующим звеном между ними. Ведь все то, через что прошел главный герой в юности, так или иначе, проявляется в его зрелости. Как и в остальных своих произведениях, в “Магнолии:” Тосс плавно, не спеша вводит нас в повествование, давая возможность почувствовать и само время, и его настроение, и его событийную насыщенность. Но завоевав внимание читателя, погрузив его эмоционально в самую плоть книги, Тосс раскручивает действие, все ускоряя и ускоряя его, и мы уже не можем отличить вымысел от реальности, а реальность от книги. Они смешиваются и полностью уводят нас с собой. “Магнолия. 12 дней” – первый по-настоящему реалистический, по-настоящему “российский” роман Анатолия Тосса. Как всегда бывает в книгах Тосса, “Магнолия…” наполнена откровением и психологизмом, юмором и драмой, глубокими мыслями и лирикой – и все это мастерски замешено на динамичном, держащем в напряжении сюжете. “Магнолия…” – это книга про всех нас, про нашу жизнь, недавнюю и настоящую. Роман, без сомнения, захватит и двадцати-тридцатилетних, и тех, чья юность проходила в конце прошлого, ХХ века. Ведь все наши искания, ценности, переживания, победы – они, так или иначе, неизменны во времени и, не девальвируясь, остаются с нами навсегда.

    56 45
  • Время жалеть

    В новый сборник Ильи Крупника вошли повести и рассказы, написанные в разное время и по-разному (самые поздние в 2007-2010 годах). Одни реалистичны, в других реальность переплетается с фантасмагорией, в третьих – ощутимы антиутопия и притча.

    40 32
  • Шмелев И.С. (Серия:Библиотека мировой новеллы.)

    Шмелеву выпало жить во времена, когда резко и трагически рушились привычные уклады жизни, ломались судьбы людей. Иван Сергеевич тоже испытал на себе крутой излом истории; революция разрубила его творческую жизнь на две половины: одну он прожил в России, другую – на чужбине, в эмиграции. Нельзя сказать, что Шмелев для отечественного читателя полный незнакомец. Он один из немногих писателей-эмигрантов, которые продолжали публиковаться в России до 1928 года. И позднее у нас выходили сборники его повестей и рассказов. Настоящая книга приоткрывает те страницы творчества писателя, которые раньше не доходили до российского читателя.

    111 89
  • Данька

    С раннего детства герой задумывается над смыслом жизни. Ответа он ищет в тайнах бытия. Тропа судьбы, которую в детстве он выбирает сознательно, ведёт его к цели. Всё начинается с развода родителей… Затем, как снежный ком, пошли жертвы Афганской войны, где погибает и друг их семьи. После – отголоски Чернобыля, вследствие которых Даниил теряет маленького друга… Следующий этап герой переживает при развале Советского Союза с “хаосом” его перестройки. Семья Даниила, “старые” аристократы, вместе с бандитами, становятся на путь борьбы с “системой”.
    Не минует семью и удел эмиграции, на лучшую сторону жизни которой они надеялись. Путь, выбранный ими, проходит далеко не гладко. Абсолютное безденежье опускает героев романа в полную нищету, соединяя их с бездомными. Жёсткое вживание сопровождается издевательствами и побоями.
    Формируясь в среде бездомных, Даниил выдерживает натиск законов уличной жизни. “Королева ночи” – Линда, дочь последнего вождя, навсегда исчезнувшего с лица земли племени Эри оставляет Даниила своим наследником. После решающей драки в “войне” с Нью-Йоркскими наркодельцами она коронует его, нарекая, “Ночным Королём Улицы”.

    100 80
  • В круге первом

    Александр Солженицын — русский писатель, публицист, общественный деятель, лауреат Нобелевской премии по литературе («За нравственную силу, с которой он продолжил традиции великой русской литературы», 1970), лауреат Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности (2006), академик Российской академии наук. Плотное действие романа происходит в три декабрьских дня 1949 года — на «шарашке» (научно-исследовательском институте-тюрьме для заключенных специалистов), на даче Сталина, в студенческом общежитии, в доме сталинского вельможи, на Лубянке. Динамичный сюжет вокруг поиска дипломата, выдавшего государственную тайну. Переплетение многих действующих лиц, быт «шарашки», споры и раздумья о судьбах России, о личном участии каждого в истории страны.

    48 38
  • В поисках вымышленного царства

    Лев Николаевич Гумилев (1912–1992) — выдающийся историк и этнолог. Сын знаменитых родителей — А. Ахматовой и Н. Гумилева, — он был вынужден всю жизнь противостоять ударам судьбы и, вопреки всем несчастьям, сумел достичь небывалых высот в науке. Книга «В поисках вымышленного царства» — одна из самых известных работ выдающегося ученого. В ней увлекательно и подробно рассказывается о жизни народов Центральной Азии в IX–XIII веках, а также исследуется эпоха Киевской Руси и период образования Московского государства. Автор размышляет над вопросом: могло ли царство пресвитера Иоанна существовать на самом деле, или христианское государство, возглавляемое царем-священником, только красивая легенда-мечта?

    34 27
  • Сандро из Чегема

    «Сандро из Чегема» — центральное произведение в творчестве Фазиля Искандера, живого классика русской литературы, подарившего ей теплый свет Абхазии, ее искрящийся темперамент, ее живую, страстную поэзию. Новеллы, составившие роман, выходили в разное время на протяжении многих лет, не раз были экранизированы. И постепенно «плутовской роман» (по определению автора) вырос в подлинный эпос. Жанровая принадлежность новелл, составивших эпопею, весьма разнообразна — мы встретим и драму, и сказку, и притчу, и даже лихой детектив. Рассказчик большинства из них, старый дядя Сандро, прожил долгую жизнь, полную прихотливых поворотов и ярких событий. Крестьянин, абрек, любовник сванской княгини, танцор, тамада, плут и мудрец — он многое повидал на своем веку и многое понял в этой жизни.

    156 125
  • Пиры Валтасара

    Фазиль Искандер — живой классик русской и абхазской литературы. Среди множества его наград — Государственная премия СССР и премия Андрея Сахарова «За мужество в литературе». Прозу Искандера отличает искрящийся темперамент, афористичность, смелый юмор и то особенное духовно-нравственное пространство, в котором абсолютной ценностью утверждается человеческая жизнь.
    В настоящее издание вошли две повести писателя – знаменитые «Пиры Валтасара», которые стали доступны отечественному читателю только с падением железного занавеса, и «Стоянка человека» — пронзительная, тревожная и в то же время удивительно жизнеутверждающая история, полная юмора и ярких образов. Разные по настроению и ритму, эти повести объединены темой сбережения и противостояния человеческой личности в условиях тоталитарного государства.

    33 26
  • Волкодав. Знамение пути

    Уже три года Волкодав живёт на положении добровольного пленника, обучая молодых наёмников благородному боевому искусству. Вот только результат обучения оказывается совсем не таким, какого хотели бы воинствующие жрецы… Чего на самом деле добивается лучший из учеников, готовый бросить вызов наставнику?
    Между тем Волкодав всё чаще возвращается мыслями к Самоцветным горам. Похоже, для того, чтобы избавить мир от
    этой язвы, Высшим Силам требуется помощь смертного человека. Возможно ли, чтобы этим человеком оказался именно он?

    95 76
  • Щит и меч

    Роман известного советского писателя Вадима Кожевникова (1909–1984), лауреата Государственной премии СССР и РСФСР, — дань уважения смертельно опасной работе советской разведки в годы Второй мировой войны. Главный герой, Александр Белов, по долгу службы должен принять облик врага своей Родины и, ежеминутно рискуя жизнью, повести трудную борьбу в тылу врага. «Щит и меч» — это не только остросюжетная шпионская история, полная политических интриг и бесконечных испытаний ума и силы воли отдельных людей, это широкое, насыщенное драматическими коллизиями историческое полотно, раскрывающее перед читателем социальные и психологические корни самого трагического противостояния двадцатого века.
    События эпопеи начинают разворачиваться в тридцатые годы прошлого века на территориях прибалтийских государств, Польши и Германии, где орудуют агенты едва ли не всех европейских разведок и где начинается превращение главного героя из романтика-идеалиста в хладнокровного профессионала.

    156 125
  • Железная кость. (Новая классика). Самсонов С.А.

    Один — царь и бог металлургического города, способного 23 раза опоясать стальным прокатом Землю по экватору. Другой — потомственный рабочий, живущий в подножии огненной домны высотой со статую Свободы. Один решает участи ста тысяч сталеваров, другой обреченно бунтует против железной предопределенности судьбы. Хозяин и раб. Первая строчка в русском «Форбс» и «серый ватник на обочине». Кто мог знать, что они завтра будут дышать одним воздухом.

    154 123
  • Меньше единицы

    В сборник вошла автобиографическая проза Иосифа Бродского (1940-1996), представленная такими известными эссе, как “Полторы комнаты” (в настоящем издании оно опубликовано в новом переводе Максима Немцова), “Меньше единицы”, “Набережная Неисцелимых”, “Путеводитель по переименованному городу” и другими. В этих текстах – история жизни, рассказанная самим великим поэтом, переводчиком, драматургом, нобелевским лауреатом, его воспоминания о детстве, о родителях, родном городе, о путешествиях по миру.

    48 38
  • Искусство самурая. Книга Пяти колец

    Имя Миямото, мастера фехтования, «Святого меча» и художника эпохи Эдо, известно и почитаемо поклонниками боевых искусств благодаря написанной им и ставшей легендарной «Книге Пяти колец» («Горин-[но] сё») — наиболее зрелому и талантливому произведению самурайской литературы. В этой книге, являющейся, по словам самого Мусаси, «руководством для людей, которые хотят научиться искусству Стратегии», освещаются как вопросы стратегии военных действий, так и методы ведения одиночного поединка. И сегодня, в XXI веке, учение Миямото Мусаси не утратило своей актуальности. Настоящее издание заинтересует не только увлекающихся боевыми искусствами, но и всех тех, в чьей жизни понятия «тактика» и «стратегия» занимает не последнее место.

    29 23
  • Сволочей тоже жалко

    Совершенно родные и такие близкие по духу персонажи, ощущение полнейшей вовлеченности в описываемые события и судьбы, удивительный юмор, пронзительное сопереживание и превратности любви — новая книга Виктории Токаревой дарит счастье всем нам. В сборник вошли новые рассказы, повесть, а также малоизвестный читателям литературный сценарий «Вай нот?», написанный Викторией Токаревой для киностудии «Узбекфильм» и заново отредактированный автором специально для данного издания.

    40 32
  • Со мною вот что происходит…

    Евгений Евтушенко появился на свет в далеком сибирском городке в семье геологов. Сразу после рождения родители увезли его к бабушке на станцию Зима, пахнувшую «молоком и кедрами». Там прошло его детство. В пятнадцать лет Евтушенко исключили из школы — за поступок, которого не совершал, и он отправился рабочим в геолого-разведочную экспедицию в Казахстан. Дробя киркой землю, заработал денег на печатную машинку — хотел стать поэтом. И стал им. Через пятнадцать лет Евтушенко знал весь мир. Сегодня Евтушенко является почетным членом многих зарубежных академий, он лауреат всевозможных литературных премий, его произведения переведены более чем на семьдесят языков. На его стихи написаны десятки песен («Хотят ли русские войны?», «Со мною вот что происходит…», «А снег повалится, повалится…», «Дай Бог!» и другие).

    35 28
  • Парни с окраины: роман. Соколов Р.Ю.

    Это история друзей детства, обычных парней, выросших в одном дворе .Друзья, ищущих нормальной жизни, случайно ввязываются в неприятную историю об избиении наркодилера , а череда не запланированных убийств вмиг перемешала всё задуманное, поставив на кон жизни ребят. Против них мафия и полиция, ставка слишком высока, но отступать некуда. Теперь парни прокладывают себе дорогу в криминальном мире и воле судеб превращаются в глазах жителей родного города в одну из самых сплоченных и влиятельных группировок…

    92 74
  • Парни с окраины: роман. Соколов Р.Ю.

    Это история друзей детства, обычных парней, выросших в одном дворе .Друзья, ищущих нормальной жизни, случайно ввязываются в неприятную историю об избиении наркодилера , а череда не запланированных убийств вмиг перемешала всё задуманное, поставив на кон жизни ребят. Против них мафия и полиция, ставка слишком высока, но отступать некуда. Теперь парни прокладывают себе дорогу в криминальном мире и воле судеб превращаются в глазах жителей родного города в одну из самых сплоченных и влиятельных группировок…

    92 74
  • Иду на грозу

    Даниил Александрович Гранин — лауреат множества премий, в числе которых Государственная премия СССР и Государственная премия России, премия Президента РФ в области литературы и искусства, премия Правительства Санкт-Петербурга в области литературы, искусства и архитектуры, премия Гейне и многие другие. По крайней мере дважды он становился истинным властителем умов: в пятидесятых-шестидесятых, когда появились романы «Искатели» и «Иду на грозу», и в восьмидесятые, после выхода романа «Картина», повести «Зубр» и легендарной «Блокадной книги».
    В одном из самых известных романов Даниила Гранина «Иду на грозу» запечатлена удивительная эпоха, когда магия жизни была четко и ясно препарирована наукой. Мир был на взлете, ему было тесно на планете, а люди, меняющие его, были готовы обрести возможности богов. Эта книга о молодых физиках, «романтиках науки», о любви, предательстве и дружбе, о жизни волшебников из шестидесятых годов, лежащей на фронтире земной цивилизации, там, где рождалась гроза…

    33 26
  • Шахматная серия. Сало Флор. Горький чешский шоколад. Мощенко В.

    Такой книги в шахматной литературе еще не было! Ее автор, превосходный прозаик и поэт Владимир Мощенко (его роман «Блюз для Агнешки» был номинирован на премию «Русский Букер»), долгое время дружил с Сало Флором — знаменитым чешско-советским гроссмейстером, претендентом на звание чемпиона мира. Все эти годы Сало Михайлович поверял ему тайны своей внешне благополучной, но исполненной внутренней драмы жизни — жизни беженца, лишенного родины и вынужденного играть по чужим правилам. Из этих откровенных бесед и родилась книга «Горький чешский шоколад». «Конечно, я сознаю, — пишет автор, — что очень многое не попало в нее, а кое-что, возможно, выглядит спорно. Но тянуть дальше было нельзя. Время не дает права на молчание». Книга содержит также лучшие образцы богатейшего комбинационного творчества Флора (в основном с его собственными примечаниями), что делает ее прекрасным учебником по тактике.

    147 118
  • Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века)

    Юрий Михайлович Лотман — всемирно известный ученый, филолог и культуролог, чьи труды переведены на все основные европейские языки. Его творческое наследие чрезвычайно обширно и насчитывает около восьмисот научных и научно-популярных статей и книг. Как и многим выдающимся ученым, Ю.B М.B Лотману было трудно оставаться в рамках одной научной дисциплины: его исследования были посвящены не только литературе XVIII и XIX веков, но и истории русской общественной мысли, теории искусства, культурологии. В конце 1980-х годов он читал на телевидении лекции о быте и традициях русского дворянства: эти телепередачи собирали у экранов миллионы зрителей. На основе телевизионного цикла лекций ученым и была создана книга «Беседы о русской культуре». Она погружает читателя в эпоху XVIII — начала XIX века, которая представлена через реалии повседневной жизни: табель о рангах, домашнее образование, великосветский бал, дуэль, карточная игра и др. Благодаря разнообразию привлеченных документальных источников, широте обобщений и доступности изложения одно из важнейших исследований по истории русской дворянской культуры до сих пор остается популярным не только среди специалистов, но и у широкой читательской аудитории.

    44 35
  • Ни дня без строчки

    Юрий Карлович Олеша (1899–1960) — признанный классик отечественной литературы ХХ века. Виктор Шкловский писал о нем: «Юрий Карлович Олеша обладал способностью просто и удивительно видеть мир, делать свое мироощущение понятным, дарить его… Олеша был из немногих людей, которым дано право дать через слово прикосновение к сущности мира. Он сам был создан из редкого металла высокого вдохновения».
    После выхода в свет романа «Зависть» (1927) Олеша не создал ни одного крупного произведения. Молчание писателя такого масштаба удивляло своей необъяснимой тайной. Однако издание книги «Ни дня без строчки» спустя пять лет после смерти автора показало, что Олеша не переставал писать никогда. Воспоминания, зарисовки, размышления, рассказы о любимых книгах — все нашло свое место на этих страницах, напоминающих фресковую живопись сочетанием фрагментарности и общей цельности картины.

    33 26
  • Священная книга оборотня

    А Хули — древнекитайская лиса-оборотень, ей две тысячи лет. Она не просто рассказывает историю своей жизни в Москве среди бесхвостых обезьян, но пишет Священную Книгу: «Как считается, в ней будет раскрыта главная тайна оборотней. Каждый оборотень, который ее прочитает, сумеет пять раз понять эту тайну». А Хули — мастер иллюзий, но однажды она встречает того, кто неподвластен ее гипнозу: волка-оборотня с удостоверением ФСБ…

    51 41
  • Мы

    Герой романа «Мы» — математик и инженер — живет в ги гантском городе-государстве, отделенном стеной от внешнего мира. Ему кажется, что все здесь устроено правильно и разумно: люди вместо имен имеют номера, носят одинаковую одежду, их жизнь строго регламентирована. Но постепенно герой начинает понимать, что в этом идеально устроенном обществе нет места свободе и любви. Роман «Мы», написанный в 1921 году, считался сатирой на коммунистический строй; лишь в 1988 году российские читатели получили возможность познакомиться с главным произведением Евгения Замятина.

    30 24
  • Плаха (нов/обл.)

    Самый верный путь к творческому бессмертию — это писать с точки зрения вечности. Именно с этой позиции писал свою прозу Чингиз Айтматов, классик русской и киргизской литературы, лауреат престижнейших премий. Его книги — «И дольше века длится день…», «Прощай, Гульсары!», «Белый пароход», «Пегий пес, бегущий краем моря» — переведены на десятки языков. Эти романы-притчи стали достоянием мировой литературы.
    Роман «Плаха» — один из самых известных у Айтматова — повествует о самом важном: о том, как тесно человеку на планете, как одиноко ему среди толпы и как печальна и вместе с тем несказанно прекрасна его судьба.

    37 30
  • Батый

    «Чтобы стать сильным, надо окружить себя тайной… смело идти по пути великих дерзаний… не делать ошибок… и беспощадно уничтожать своих врагов!» — так говорил Батый и так поступал он, великий предводитель монгольских степей. Его воины не знали пощады, и мир захлебнулся кровью. Но железный порядок, который принесли монголы, был сильнее ужаса. На долгие века сковал он жизнь покоренных стран. До той поры, пока с силами не собралась Русь… Роман Василия Яна «Батый» не только дает широкое представление об исторических событиях далекого прошлого, но и захватывает увлекательным повествованием о судьбах разных людей, среди которых и князья, и ханы, и простые кочевники, и русские ратники.

    33 26
  • Пегий пес, бегущий краем моря (нов/обл.)

    Самый верный путь к творческому бессмертию — это писать с точки зрения вечности. Именно с этой позиции пишет свою прозу Чингиз Айтматов, классик русской и киргизской литературы, лауреат престижнейших премий. Его книги — «И дольше века длится день…», «Плаха» и многие другие переведены на десятки языков. Эти романы стали достоянием мировой литературы.
    В настоящее издание вошли повести-притчи «Белый пароход», «Пегий пес, бегущий краем моря».

    33 26
  • Наши

    Сергей Довлатов – один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. Удивительно смешная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и роднит писателя с такими мастерами трагикомической прозы, как А. Чехов, Тэффи, А. Аверченко, М. Зощенко.Двенадцать глав “Наших” создавались Довлатовым в начале 1980-х годов как самостоятельные рассказы. Это двенадцать смешных, светлых историй, в которых звучит “негромкая музыка здравого смысла” (И. Бродский), помогающая нам сохранять достоинство в самых невероятных жизненных ситуациях.

    70 56
  • Заповедник

    «Заповедник» (1983) — одна из лучших книг Сергея Довлатова, в которой тема лишнего человека и нелепости человеческой жизни разворачивается на фоне «псковских далей» Пушкинского заповедника, где автор, в числе других служителей музея, проводил экскурсии и рассказывал туристам о великом поэте. «Я хотел изобразить в Пушкинском заповеднике литературного человека, проблемы которого лежат в том же аспекте, что и у Пушкина: деньги, жена, творчество, государство. И дело отнюдь не в способностях героя… — пишет Довлатов, — а в самом заповеднике, который изображается наподобие мавзолея, в равнодушии и слепоте окружающих…»

    70 56
  • Empire V

    Юноше Роме представляется «реальный шанс войти в элиту», и он становится вампиром Рамой. Все его новые коллеги носят имена богов — потому что стоят выше человека в мировой иерархии. Как именно вампиры управляют людьми, Раме расскажут на специальных лекциях по гламуру и дискурсу, на первой дегустации и на праздновании Дня грехопадения.

    51 41
  • Чемодан

    Сергей Довлатов – один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. Удивительно смешная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и роднит писателя с такими мастерами трагикомической прозы, как А. Чехов, Тэффи, А. Аверченко, М. Зощенко.
    «Чемодан» – один из самых характерных довлатовских сборников, посвященный, по словам автора, «содержимому эмигрантского чемодана». Вот как сам Довлатов описывал свою книгу: «В центре новой книги Довлатова — чемодан, обыкновенный потрепанный чемодан, с которым эмигрант Довлатов покинул родину. Распаковав его после нескольких месяцев скитаний, герой убеждается, что за каждой вещью, находящейся в чемодане, стоит драматическая, смешная или нелепая история».

    70 56
  • Бусый Волк. Кузница ветров. Берестяная книга

    «Бусый Волк» (в двух книгах) возвращает нас в полюбившийся миллионам читателей мир, где жил и совершал свои подвиги последний воин из рода Серого Пса по прозвищу Волкодав. В этой книге продолжаются судьбы некоторых персонажей, намеченные, но недосказанные в романах о Волкодаве.
    …Каторжным Самоцветным горам предстояло ещё долго осквернять собой мир, когда небесные летуны, благородные виллы, спасли из рудничных отвалов новорождённого младенца. Найдёныша передали племени веннов, в род Белок, где он и вырос в любви и заботе, получив за цвет волос имя Бусый. Но вот наступает время взросления, и цепь странных событий заставляет подростка задуматься о своём настоящем родстве. Ко всему прочему, Бусым начинают интересоваться могущественные и недобрые силы…

    95 76
  • Компромисс

    Сергей Довлатов – один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. Удивительно смешная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и роднит писателя с такими мастерами трагикомической прозы, как А. Чехов, Тэффи, А. Аверченко, М. Зощенко.
    В 1972 – 1975 годах во время проживания в Таллине Довлатов работал внештатным корреспондентом в газете «Советская Эстония». Истории из журналистской практики, выходившие поначалу в качестве самостоятельных новелл, составили позднее книгу «Компромисс», с искрометным «довлатовским» юмором живописующую закулисную жизнь советской газеты.

    70 56